Главная > Книги > Сочинения. Том II > Американцы. Опера комическая в двух действиях > Действие второе > Действие второе
Поиск на сайте   |  Карта сайта

Иван Андреевич Крылов

Аудио-басни

 

 

1-2-3-4-5-6-7-8

Явление седьмое
Дон Гусман, Ацем, Фолет.

     Ацем
(Гусману.)
Ты должен избрать одно из двух: или отдать мне сестру свою и быть моим другом, или умереть.
     Фолет
(особо.)
Опять умереть?
     Дон Гусман
Как! я соглашусь, чтоб моя сестра была твоею женою, чтобы она здесь осталась?
     Фолет
(ему.)
Что вы это вздумали? я рад оставить здесь мать, жену, сестру, философию и даже все — лишь бы только самому лыжи навострить.
     Дон Гусман
Молчи, бездельник! Горесть и досада отнимают у меня способности говорить.
     Фолет
Я буду вашим переводчиком. Помоги мне, Дон Цапато, Педрилло, Фердинандо! (Ацему.) Скажи мне, господин Ацем — да с тем, чтобы сердиться издали, — можно ли здесь просвещенной женщине остаться? Она умрет от скуки. У вас нет ни карет, ни модных лавок, ни чепчиков, ни тюрбанов; а ты сам видишь, что это великая потеря для философии.
     Ацем
У нас есть то, что делает человека счастливым: сердце, добродетель, спокойствие.
     Фолет
Ты прав, господин неуч! (Дону Гусману.) Бросьте ему свою сестрицу, это небольшая дань, и оставайтесь здесь сами.
     Дон Гусман
Молчи! — Ацем! будь мне другом. Оставь Америку и поедем со мною в Европу. Я имею покровителей, я там силен.
     Ацем
Гусман! силен ли я, ты можешь спросить у тех, которые пали от руки моей.
     Дон Гусман
Если ты любишь храбрость, то у нас будешь иметь более случаю блеснуть ею. Там ты научишься истинному мужеству.
     Фолет
А я научу тебя играть на гитаре и плясать в присядку. Это очень не худо. Иногда можешь тряхнуть перед ротою. — Постой-ко, я тебе дам первый урок. (Ацем его не допускает.) А! не хочешь! ну, так я тебе предложу науки.
     Ацем
А что это такое науки?
     Фолет
Экий невежда! Науки — это прекрасная вещь, а особливо если учишься у Дона Цапата, Педрилла, Фердинанда. Слушай: науки начинаются с ученья. Их можно назвать ключом или большой дорогой к познаниям: они ослепляют разум, открывают темноты, показывают блеск, когда темно, и темноту, когда светло, — они, словом, за одного битого дают двух небитых. — Понял ли? Уж подлинно науки!
     Ацем
И что потом?
     Фолет
Потом бросил книги, да взял карты — и ступай на все четыре стороны.
     Дон Гусман
Ты своим болтанием все испортишь!
     Ацем
Послушай, Гусман! мы без наук счастливы, а вы страдаете с познаниями. Первая наука быть добрым и быть счастливым — она в наших сердцах.
     Дон Гусман
Ты можешь быть у нас значащим человеком.
     Фолет
Вот так — как я. Передо мною все снимали шляпы издали, — а особливо, когда просят, чтоб я долг заплатил. Это не шутка!
     Ацем
Мне никто не кланяется и никто не желает зла. Верно, у вас в Мадриде это редко, — но кончим. Готовьтесь или быть сожжены, или исполнить мое предложение.

Явление восьмое
Дон Гусман, Фолет.

     Дон Гусман
Безумный болтун! я от твоих глупостей могу быть несчастлив; но обожди, я тебе за это заплачу.
     Фолет
(гордо.)
Пожалуйте, не горячитесь, господин Дон Гусман, мы не в Мадриде. Оставьте свою знатность: она вам здесь может послужить к тому только, что вас прежде изжарят, нежели меня; но также на простом, а не на параванском масле.
     Дон Гусман
Как, негодница!
     Фолет
Так же, простешенько. — Что ты расхорохорился? Мы у дикарей, а не на парадном месте. Погодите. — Ваше могущество так же закипит, как и моя философия. А, впрочем, я твой слуга покорный. Ступай себе в Гишпанию, кланяйся от меня велемудрому Дону Цапате, Педрилле, Фердинанду, и поучись у него сердиться издали. — А я здесь остаюсь с моею кругленькою Соретушкою. Цимары ты отсюда не выманишь. — Если ты жалуешь Ацема, возьми его с собой. — Может быть, он тебя посадит где-нибудь на вертел или изгрызет от скуки.
     Дон Гусман
(сердито.)
Бездельник! смеешь ли? (Особо.) Но надобно притвориться, или он все испортит. (К нему.) Послушай, Фолет! я шутил; неужели ты подумал? — Ты знаешь, что я тебя люблю.      Фолет
(дразня.)
Послушай, Фолет, я шутил, — ты знаешь, что я тебя люблю — кланяюсь за твою любовь. Она самая сентиментальная: на конюшню да в палки. Экая любовь выехала! Я знаю все твои силлогизмы: первая посылка — пятьдесят палок; вторая — прибавь ему! ломай руки и ноги — вот те заключение. Спасибо за эдакую логику! Тут всякая философия втупик станет.
     Дон Гусман
(лаская.)
Перестань, дорогой Фолет!
     Фолет
Эк умильно, как река льется! послушай только, так он запустит жильца в бок. — Слушай, ласковый господчик! ни вся философия, ни самый Дон Цапато, Педрилло, Фердинандо не могут уговорить меня своими ласками: я окрысился и начинаю сердиться — вблизи.
     Дон Гусман
(схватя его.)
Так знай же, бездельник, что я!..
     Фолет
Государи, караул! грабят, давят, режут!


Собака