Главная > Книги > Сочинения. Том II > Американцы. Опера комическая в двух действиях > Действие второе > Действие второе
Поиск на сайте   |  Карта сайта

Иван Андреевич Крылов

Аудио-басни

 

 

1-2-3-4-5-6-7-8

Явление девятое
Дон Гусман, Фолет, Сорета.

     Сорета
(вбегает и разымает иx.)
Это что за крик? — Гусман, Фолет! — как вам не стыдно! прямые вы гишпанцы! ежели нельзя других бить, так вы сами деретесь.
     Фолет
(вырываясь.)
Пусти меня! — Я рассердился, как американец. Во мне теперь столько огня, что я всякого проглочу.
     Сорета
Да полно, прожора!
     Фолет
Он расхвастался своею знатностью! спроси-ка у Дона Цапата, Фердинанда, Педрилла — он в отрасли благородства его сомневается и доказывает аргументально, что дерево его фамилии еще в шестом столетии повихнулось. — Я сам знатнее его: разверни-ка мифологию, прочитай главу о Юпитере, ты увидишь, что коза, или старушка Амалтея питала его молоком своим; — а Амалтея была по мужескому колену правнучатная сестра моей прабабушке.
     Сорета
Перестанешь ли ты?
     Фолет
Не могу. Я с сердцов раздуваюсь, как индейский петух!
     Ария
Пред гишпанцем так гордиться?
Так Фолета презирать?
Желчь во мне кипит, стремится,
Этна хочет дух занять.
Я горю — дрожу — немею,
То вспыхну, то леденею.
Грудь раздулася моя, —
И от гнева тресну я. (Гусману.)
Поезжай в Мадрид скорее,
Сядь в повозку и лети
Самой молнии быстрее.
Ваш слуга! — Гусман! — прости! —
Колокольчик завывает — динь, динь, динь,
Ваша гордость замирает — ой, ой,
Вижу тучи, гром гремит,
И герой — как лист дрожит,
Что ж! не то? — останься с нами,
Весело, приятно здесь.
Ацем изгрызет зубами
И тебя и горду спесь.
Иль дубинкою попарит,
Иль от скуки хоть изжарит —
Огонек чуть-чуть шипит — шу, шу, шу,
Как пчела, Гусман жужжит — жу, жу.
Как на вертеле быть мило!
Гордость закипит тотчас!
Мне в Мадриде жить постыло,
Жить несносно мне у вас.
Здесь один Сореты вид
Мне Европу заменит!
     Сорета
Полно, Фолет; что ты ни есть, но ты мне мил, любезен. Перестань ссориться. Пойдем к нам в шалаш, мы уже с братом помирились. Он хочет знать с нетерпением, на чем вы решились. Как скоро ты остаешься здесь, то в минуту женишься на мне, и я тебе дам самый, самый крепкий поцелуй.
     Фолет
Поцелуй? — прощай, мать Гишпания, со всею своею прелестию! (К Дону Гусману важным голосом.) А тебе советую именем философии попросить Ацема приказать поджарить себя. Это очень здорово для очищения сырости в корпусе. (Убегает с Соретой.)

1-2-3-4-5-6-7-8