Главная > Книги > Сочинения. Том II > Филомела (Трагедия в пяти действиях, в стихах) > Действие третье > Действие третье
Поиск на сайте   |  Карта сайта

Иван Андреевич Крылов

Аудио-басни

 

 

1-2-3-4-5

Явление третье
Прогнея, Терей, Агамет и Линсей.

     Линсей
Княжна несчастная!.. Тираны, возвратите,
Отдайте мне ее, иль жизнь мою возьмите!
Княжна любезная!.. ее со мною нет!
Со мною нет ее… и мне противен свет.
Куда смущенный взор я свой ни обращаю,
Везде отчаянье, тоску и смерть встречаю.
Царица, я лишен, лишен сестры твоей.
     Прогнея
А похититель тверд в свирепости своей:
Мы сетуем, а он над нами торжествует;
Мы плачем — он на плач невинный негодует!
И, может быть, теперь любовница твоя
В неволе страждет так…
     Линсей
О рок, что слышу я!
Терей!.. Но кто б сие ни сделал дерзновенно,
Иль жизни должен тот лишить меня мгновенно,
Иль мщенья трепетать Линсеевой руки!
С дыханьем из меня любовь ты извлеки,
Разрушь плачевных дней теченье смертоносно —
И торжествуй потом над пленницей поносно!
Но до скончания моих плачевных дней
Страшись свирепости отчаянной моей!
Паду, коль воля в том есть вечного закона;
Но на развалинах паду фракийска трона.
Страшись!.. Мечом моим свою я грудь пронжу…
Но прежде им тебя я мертвого сражу.
     Терей
Терей на свет рожден страшить, а не бояться:
Мне низко твоего свирепства опасаться.
     Линсей
Толикой гордости причиной твой венец;
Но скоро гордости увидим сей конец:
Не будешь ты своим злодейством веселиться.
     Терей
Надменный, должен сам отсель ты удалиться.
Но знай, что не угроз твоих я трепещу,
Законы принимать на троне не хощу;
А что не робок я, узнает то вселенна,
Узнает в трепете и самая геенна,
Что страх в моей груди жилища не имел.
Страшитесь, мне грозя, моих жестоких дел!
Приходит, может быть, та грозная минута,
Сотрется, как змея, меня грызуша, люта.
Не к торжеству в сей день — готовьтесь вы к слезам.
(Хочет итти.)
     Прогнея (удерживая его).
Какие ужасы еще готовишь нам?
Я верю, что тебе не страшны все угрозы.
Услышь хотя мой стон и зри текущи слезы.
(Падает на колени.)
Увидь у ног твоих несчастную жену!
Коль то виною чтишь — прости мою вину.
Но, ах! отдай сестру; хоть раз не злобен буди;
Иль вынь стенящий дух из сей томимой груди.
Смущенну стоном сим я душу зрю твою
И в чувствах жалости супруга познаю.
Я вижу, что тебя страшат твои пороки:
Оставь, оставь свои волнения жестоки;
Оставь, преобори свою смятенну грудь
И отвори очам закрытый к чести путь.
Воспомни и представь, Терей, мое мученье,
Которым я с тобой в несносном разлученье
Питала грудь мою, моча потоком слез;
Стремя свой робкий взор на высоту небес,
Дрожащим голосом молитвы воссылала,
И именем твоим молитвы наполняла.
Всегда, во всех местах, у самых алтарей
Прогнеи сердца бог единый был — Терей.
Ты прибыл, и за все печали, мне в отраду:
С изменой объявил мне смерть мою в награду.
Разрушь, разрушь огонь позорной толь любви
И чувства истины в себе возобнови.
Колико не нанес супруге нежной муки,
Трепещущи она к тебе возъемлет руки;
С Линсеем съедини любви своей предмет:
Сим сердца твоего надежда пропадет —
И потушишь ты огнь позорный и несчастный…
     Терей
Восстань, царица; все слова твои напрасны.
В иное б время их я принял за закон;
Но тамо, где любовь свой утвердила трон,
Где сердце жар ее свирепый наполняет,
Где чувства, ум и дух собой она пленяет,
Где ею лишь горит кипяща в жилах кровь —
Не истина нужна, нужна одна любовь.
Не мни, чтоб кто с княжной возмог соединиться:
Прошенья слабы там, где власть не может льститься.
Отмщай, коль можешь, мне: я зрю свою вину.
Кляни меня, кляни — я сам себя кляну!
(Уходит.)

1-2-3-4-5