Главная > Статьи > Глава 2
Поиск на сайте   |  Карта сайта

Иван Андреевич Крылов

Аудио-басни

 

 

Глава 2

Первое литературное произведение Крылова, имея множество недостатков, объясняемых незрелостью пера, представляет, однако, немаловажный интерес. Заслуживает внимания, что Крылов дебютирует в жанре комической оперы. Именно этот жанр, в пределах нормативной поэтики классицизма, позволял автору дать резкие черты социальной сатиры и вывести на сцену героев-крестьян, а это, повидимому, и было важно Крылову.

Сюжет «Кофейницы» находит себе параллели в литературе. Фигура негодяя-приказчика, который в своих корыстных целях клевещет на крестьян перед помещиком, стремится разрушить намечающийся счастливый брак молодой крестьянской четы, была уже известна на русской сцене, например, по комической опере Княжнина «Несчастье от кареты». Но Крылов иначе подошел к традиционному сюжету. Ударение перенесено на характеристику бесправного положения крестьян, на изображение произвола и насилия крепостников. Необычная резкость сатирического изображения усиливается колоритным бытовым материалом, наполняющим пьесу. Помещица Новомодова, глупая, суеверная и развратная женщина, выколачивает из своих крестьян оброк за четыре года вперед, продает молодых в рекруты, без счету рассыпает побои. Таково истинное лицо щеголихи и модницы, бредящей Парижем и изъясняющейся светским жаргоном, мастерски переданным еще в журналах Новикова: «Ха! ха! ха! Это было в адамовы веки, жизнь моя, а не нонче: какая подлость девице не знать, что такое муж; это ужасно как мило» («Кофейница», д. II, явл. 3). Сближает Крылова с сатирическими изданиями Новикова и тип кофейницы — гадалки на кофейной гуще, хитрой и ловкой женщины, умело пользующейся суеверием своих богатых клиентов. В «Живописце» была в свое время рассказана история гаданья о пропаже ложки, очень напоминающая ситуацию «Кофейницы». Этот бытовой сюжет разработан и Крыловым, без сомнения, хорошо знавшим текст «Живописца».

Крылов подчеркивает, насколько выше по своим моральным качествам по сравнению с представителями помещичьего класса стоят крестьяне — честные, прямые, неиспорченные натуры.

Противопоставление это ясно звучит в словах Анюты:

Да вить я не горожанка,
Чтоб стыда то мне не знать;
А и там ина дворянка
Стыд умеет разбирать.

Образ крестьянской девушки Анюты лишь бегло намечен Крыловым. Несколько позже та же художественная задача была разрешена Радищевым в «Путешествии», где едровская ямщиха (имя ее тоже Анюта), наделенная чертами подлинного благородства и душевной красоты, противостоит пустым и развращенным женщинам дворянского круга.

Развязка «Кофейницы» счастливая, но она не уничтожает антикрепостнического смысла произведения. Четырнадцатилетнему юноше удалось отразить в своей первой комедии немалый запас горьких наблюдений над жизнью крепостного крестьянства. В текст «Кофейницы» с большим тактом вкраплены народные выражения и поговорки.

«Кофейница» была куплена издателем Брейткопфом, но на сцену и в печать не попала. Первый свой литературный гонорар Крылов предпочел взять книгами; сочинения Расина, Мольера и Буало, полученные им от издателя, вызвали его на пробу сил в наиболее ответственном жанре — трагедии.

Первая трагедия Крылова «Клеопатра» до нас не дошла. Автор уничтожил рукопись (раскритикованную таким знатоком театра, как И. А. Дмитревский), но не потерял вкуса к работе. В 1786 г. он написал вторую трагедию «Филомела». С изображением напряженной борьбы человеческих страстей и ужасных злодеяний молодой автор не справился. Несмотря на обилие кровавых событий, в трагедии нет сценического действия; оно теряется в пространных монологах героев. Сюжет «Филомелы» задуман в античном духе: «Филомела» — трагедия тираноборческая, но в трактовке сюжета Крылов отклоняется от обычного в классической трагедии разрешения подобной ситуации. Царю Терею, впавшему в преступление, грозит не только месть обиженных им героев — ему угрожает восстание народа, утратившего уважение к своему монарху. Народ выступает в пьесе (разумеется, за сценой) в качестве носителя самостоятельной силы: он возмущен поведением Терея и поднимается против тирана; он вовсе не является простым оружием в руках борющихся героев и придворных групп.

«Филомела» также не увидела света. Крылов принимается за комедию. В 1786—1788 гг. он пишет комическую оперу «Бешеная семья» и комедии «Сочинитель в прихожей» и «Проказники». Сатирический талант Крылова находит в этих пьесах широкое выражение. Его отличает стремление к резкому гротеску, крайнему преувеличению; комические эффекты грубоваты, комедия зачастую переходит в фарс.

В такой манере Крылов изображает «бешеную семью» — бабушку, мать, сестру и дочку дворянина Сумбура, влюбившихся в молодого офицера и делающих тысячу глупостей.

Крылов нарочито сгущает краски, доводит до абсурда то, что существовало в прикрытой приличиями форме; тем острее выступают в пьесе элементы сатиры, направленной против пороков «модного света». Тема защиты семьи, как крепкого и устойчивого начала против упадка нравственности в дворянском обществе, проходит затем и через прозаические произведения Крылова.

В «Сочинителе в прихожей» карикатурно высмеян бездарный стихотворец Рифмохват — лизоблюд у стола знатных господ; здесь же новым нападкам подверглись щеголихи и модники. Наемные одописцы, унижавшие высокое звание литератора, всегда были ненавистны Крылову, и он не раз выводил их затем в своих журнальных статьях.

С задачей осмеяния дурных литературных нравов связан и замысел комедии «Проказники». С большой уверенностью можно утверждать, что в пьесе под именем поэта Рифмокрада, распутной Тараторы, бездарного поэта Тянислова и других выведены Я. Б. Княжнин, его жена (дочь Сумарокова) и члены его домашнего круга (прототипом Тянислова считают поэта Карабанова).

Поводом для столкновения Крылова с Княжниным послужил, повидимому, пренебрежительный отзыв Княжнина о произведениях Крылова и о его неудачных попытках пройти с ними на сцену. Отзыв Княжнина дошел до Крылова и вызвал его гневный отпор. Он начинает настойчиво преследовать Княжнина, пишет ему издевательское письмо, которое распространяет в рукописи, выводит его в комедии, посвящает нападкам на Княжнина многие страницы своих журналов. За личным конфликтом скрывались, однако, и более глубокие причины. Крылову, демократически настроенному писателю-сатирику, была враждебна умеренно-либеральная позиция Княжнина, представителя официального дворянского искусства, одного из вождей тогдашнего парнаса.

Литературная сатира в «Проказниках» ограничивается, впрочем, довольно общими нападками на бездарность и на литературные плагиаты. На этом построено и комическое разоблачение Рифмокрада перед его простодушным дядей — провинциалом Азбукиным: тот принимает в буквальном смысле обвинения в краже «картин» и «строчек» из Вольтера и Расина («Может быть, эти бедные люди от него по миру пошли»). На первом плане — не литературная сатира, а обличение семейных нравов. «Проказники» написаны в жанре веселых комедий; сюжет строится на перипетиях недоразумений с переодеваниями, неузнаваниями и т. п.; текст комедии пересыпан весьма нескромными двусмысленностями.

Сатира в пьесах Крылова была настолько резка, что они не могли появиться на сцене и застревали в цензуре. В печати они появились в 1793 и 1794 гг. — уже после смерти Княжнина («Российский феатр», XXXIX, XL и XLI).

В личной жизни Крылов ведет себя также смело и вызывающе. За первые годы петербургской жизни Крылов входит в литературно-театральную среду, сближается с И. А. Дмитревским, выполняет ряд поручений театральной дирекции (например переводит оперу «L’infante de Zamora»), отдает для постановки свою оперу «Американцы». Выдвижение Крылова в театре проводил вначале директор его, П. А. Соймонов, руководивший одновременно и Горной экспедицией. В эту экспедицию поступил на службу в мае 1787 г. Крылов, полугодом ранее оставивший свое место в Казенной палате.

Однако через год он расходится с Соймоновым, прекращает с ним всякие отношения и пишет письмо-памфлет на Соймонова с крайне резкими и недвусмысленными выпадами против знатного вельможи. Этот конфликт окончательно закрывает Крылову дорогу в театр. Убедившись в этом, Крылов оставляет драматургию. С 1788 по 1801 г. он нигде не служит и переходит на положение профессионального литератора, издателя журналов и совладельца типографии.

Предыдущая глава

Следующая глава


Фронтиспис и титульный лист к «Басням» Крылова