Главная > Статьи > Глава 6
Поиск на сайте   |  Карта сайта

Иван Андреевич Крылов

Аудио-басни

 

 

1-2

Политическая обстановка в самом деле не благоприятствовала продолжению журнальной деятельности. Последние годы царствования Екатерины проходили под знаком усиливающейся реакции. Из Франции шли вести о новых этапах революции; вести эти служили грозным предупреждением русской монархии и заставляли ее принимать предупредительные меры. Вольные типографии были закрыты, цензура свирепствовала. Крылов уходит из литературы на несколько лет, и эти годы остаются неясным моментом его биографии. Что он делал в это время, мы точно не знаем. Сохранились отрывочные сведения о том, что Крылов скитался по России, вел большую карточную игру. В 1797 г. он появляется в доме кн. С. Ф. Голицына и вскоре становится его личным секретарем. Вместе с опальным вельможей Крылов живет в его поместьях, дает детям уроки русского языка.

В 1800 г., живя в имении Голицына Казацком, Крылов написал «шутотрагедию» «Подщипа», которая ставилась тогда же любительской домашней труппой, но впервые напечатана была лишь в 1859 г. в заграничном бесцензурном издании. В пьесе видели — и вполне основательно — сатирическое изображение павловского царствования, что и делало ее запретным произведением. Но «Подщипа» была широко известна в рукописи и пользовалась большой популярностью. Краткую характеристику ее дал Пушкин в стихотворении «Городок» (1815):

Чья кисть мне нарисует,
Чья кисть скомпонирует
Такой оригинал!
Тут вижу я — с Чернавкой
Подщипа слезы льет,
Здесь князь дрожит под лавкой,
Там дремлет весь совет;
В трагическом смятеньи,
Плененные цари,
Забыв войну, сраженьи,
Играют в кубари...

В «Подщипе» Крылов создает замечательно остроумную и меткую пародию на жанр классической трагедии. В пьесе действуют цари, вельможи и принцы, но представлены они в самом комическом виде. Выжившие из ума, слепые и глухие члены царского совета, глупый царь, который занимается только своим кубарем, принц Слюняй, представляющий собою до предела сниженный образ классического героя — таковы правители страны, захваченной немецким завоевателем Трумфом, трусливым и грубым солдафоном. Создавая эту фигуру, Крылов, несомненно, метил в гатчинских немцев, засилье которых болезненно ощущалось в стране в годы царствования Павла I. Представляя на сцене немца Трумфа, тупого болвана, коверкающего к тому же русскую речь, Крылов высмеивал фрунтоманию, насаждавшуюся в русской армии. Политическая злободневность «шутотрагедии» делала ее смелым и оппозиционным произведением. Подлинная веселость, замечательный крыловский юмор сохраняют к «Подщипе» интерес читателя и до нашего времени.

При вступлении на престол Александра I С. Ф. Голицын был назначен военным губернатором в Ригу. Вслед за ним туда отправился и Крылов. В Риге он оставался до сентября 1803 г., не порывая своих связей с Петербургом: в 1802 г. в столичном театре была поставлена его одноактная комедия «Пирог», главный интерес которой был в памфлетном образе Ужимы, поклонницы сентиментализма в духе карамзинской школы.

Ужима сетует на мужа, не читавшего «ни эклог, ни идиллий»; она мечтает о «сентиментальном завтраке под леском у ручейка»; мало того — она соглашается разлучить дочь свою Прелесту с ее возлюбленным Милоном только для того, чтобы иметь возможность «утешать несчастных любовников... читать с ним вместе элегии, где бы была ночь, звезды и блестящая слеза».

В 1805 г. Крылов появляется в Москве, а в следующем году переезжает в Петербург и вновь входит в литературно-театральный мир. Он пишет басни, много работает для театра. Крылов вновь возвращается к темам дворянской галломании и мотовства, столь часто появлявшимся на страницах его журналов. Новую силу и резонанс придает его нападкам атмосфера патриотического подъема в годы войны с Наполеоном. В комедии «Модная лавка» (1806) Крылов выводит на сцену провинциальную помещицу Сумбурову, увлеченную французскими модами, и мужа ее, сохраняющего верность всему русскому. Торговцы-французы представлены опасными обманщиками. Крылов не избегает шаржа, но значительно смягчает его по сравнению с ранними пьесами. Комический талант Крылова сделал многие сцены истинно смешными, придал комедии легкость и живость, но сатирическое содержание здесь значительно ослаблено по сравнению с той же темой в «Почте духов» (письмо XLII), где «модные лавки» изображались как дома свиданий, что было, как видно из текста письма, бытовым явлением. В комедии все гораздо невиннее; больше всего осмеяна щеголиха и модница Сумбурова. Современники с неудовольствием отмечали, что «порок» в комедии не наказан,1 но в комедии нет в сущности и порока. Комедия имела в общем шумный успех, которому способствовала отличная игра актеров петербургской сцены. «Модная лавка» надолго закрепилась в репертуаре.

Одноактная комедия «Урок дочкам» (1807) также посвящена обличению французомании дворянского общества. Крылов сатирически изображает плачевные результаты воспитания дочерей помещиков, цель которых пройти «курс наук» в пансионе мадам Гри-гри. Комедия построена на мотиве мольеровских «Смешных модниц» («Les precieuses ridicules»): Лукерья и Фекла Велькаровы, провинциальные модницы, посрамлены так же, как и мольеровские героини: их одурачил Семен, жених горничной Даши, выдав себя за французского маркиза. Несмотря на заимствованный сюжет и общий колорит комического шаржа, это наиболее реалистическая из крыловских комедий: в основе ее русский провинциальный быт; в фигурах дочерей-галломанок, няни Василисы и скорее простодушного, чем ловкого, Семена — много самостоятельного. В финале отец Велькаров, резонер комедии, сурово наказывает дочерей: «Два года, три года, десять лет останусь здесь, в деревне, пока не бросите вы все вздоры, которыми набила вам голову ваша любезная мадам Гри-гри — пока не отвыкнете восхищаться всем, что только носит не русское имя, пока не научитесь скромности, вежливости и кротости, о которых, видно, мадам Гри-гри вам совсем не толковала, и пока в глупом своем чванстве не перестанете морщиться от русского языка!»

В дальнейшем эта тема уважения к национальному языку, культуре, воспитанию переходит в басни Крылова.


1 «Лицей» И. Мартынова, 1806, ч. III.

1-2

Следующая глава


«Орел и паук». Гравюра Кулыбина с рис. И. Иванова (по эскизу А. Н. Оленина)


Троеженец