Главная > Книги > Сочинения. Том III > Варианты и примечания > Стихотворения > Стихотворения, приписываемые Крылову > IX–XIII.
Поиск на сайте   |  Карта сайта

Иван Андреевич Крылов

Аудио-басни

 

 

IX–XIII.

Напечатаны впервые В. В. Каллашем в «Известиях отделения русского языка и словесности Академии наук», 1904 г., т. IX, кн. 2, стр. 291–292 (см. еще «Русская старина», 1905 г., т. 122, кн. II, стр. 681–684, Л.К. Ильинский. «Эпиграммы и эпитафии И. А. Крылова»). Рукопись находится в Публичной библиотеке в Ленинграде. Листки с эпитафиями и эпиграммами вырезаны откуда-то и наклеены на два листа писчей бумаги. Две эпитафии и одна эпиграмма о Наполеоне написаны не рукою Крылова. На тех же листах наклеены два листка с автографами Крылова: двустишие «Ест Федька» и эпиграмма «Убогий этот дом». Кроме того, две эпиграммы о Наполеоне написаны не рукою Крылова на листе (сложенном) вслед зa баснею Крылова «Обоз» («Под камнем сим…» и «Французский Маршал Ней»). Наконец тут же (также не руки Крылова) вклеены два четверостишия: «Игнашку чтоб зарыть» и «Для доброго Крылова», принадлежащие Марину. В.В. Каллаш приписал все эпитафии и эпиграммы Крылову, не указав никаких оснований для такого заключения. Что касается двух эпитафий, то в одной из них идет речь о Крылове; однако они могли быть плодом коллективного творчества в селе Казацком, где Крылов жил у С.Ф. Голицына; может быть, их сочинил и кто-либо из живших в Казацком. Что касается стихотворений о Наполеоне, то только относительно одного есть указание на авторство Крылова, впрочем достаточно неопределенное: в архиве Хвостова, в его записях около 1812 г. (Архив Хвостова в ПД № 20), имеется заметка: «…сумасбродный, но, по счастию его, многоименитый Наполеон, по выходе его уже из Москвы, будучи тесним войсками нашими, и хотя предвидел, что сильно его гонят из России, он пожаловал маршалу своему Нею титул герцога Можайского. Вот на сие эпиграмма, которую приписывают Крылову:

Французский Маршал Ней
Можайским князем возвеличен,
Сей город был давно отличен
Породою больших свиней». Следует отметить, что объед

инять в отношении авторства все стихотворения, наклеенные на листы, о которых сказано выше, невозможно; среди них есть и одно немецкое четверостишие, явно не принадлежащее Крылову, и эпитафии того же типа, что другие, и все-таки написанные Мариным. Затем: именно на тех двух эпиграммах, которые имеются в автографах, сделаны А. Н. Олениным пометы о том, что их автором является Крылов; все же другие стихотворении лишены таких помет.

Все это заставляет, если не отвергать авторство Крылова относительно указанных пяти пьесок, то ставить его под сомнение.

Первые две шуточные эпитафии относятся, повидимому, к одному времени — 1799–1801 гг. При первой эпитафии сбоку (справа и слева) поставлено: «И.А. Крылов. М.П. Сумарокова» (и соответствующие пометы в тексте при именах; Ленивец и Тараторка). Иначе говоря, под Ленивцем разумеется в эпитафии сам Крылов, а под Тараторкой (и во второй эпитафии) — Марья Павловна Сумарокова (см. о ней в примечаниях к письму к ней Крылова).

Три эпиграммы связаны с Наполеоном.



Волк и Лисица

Мальчик и Червяк