Главная > Произведения > Басни > С > Старик и Трое Молодых
Поиск на сайте   |  Карта сайта

Иван Андреевич Крылов

Аудио-басни
отличное настроение каждый день смеситель для душа лемарк подарит своим владельцам

 

Старик и Трое Молодых

 
Старик и Трое Молодых

Старик садить сбирался деревцо.?
"Уж пусть бы строиться; да как садить в те лета,?
Когда уж смотришь вон из света! -
Так, Старику смеясь в лицо,
Три взрослых юноши соседних рассуждали. -??
Чтоб плод тебе твои труды желанный дали,?
То надобно, чтоб ты два века жил.?
Неужли будешь ты второй Мафусаил?
Оставь, старинушка, свои работы:
Тебе ли затевать толь дальние расчеты?
Едва ли для тебя текущий верен час?
Такие замыслы простительны для нас:?
Мы молоды, цветем и крепостью и силой,
А старику пора знакомиться с могилой".
"Друзья! - смиренно им ответствует Старик, -
Издетства я к трудам привык;
А если оттого, что делать начинаю,?
Не мне лишь одному я пользы ожидаю,
То, признаюсь,
За труд такой еще охотнее берусь.
Кто добр, не все лишь для себя трудится,?
Сажая деревцо, и тем я веселюсь,
Что если от него сам тени не дождусь.?
То внук мой некогда сей тенью насладится,
И это для меня уж плод.
Да можно ль и за то ручаться наперед,
Кто здесь из нас кого переживет?
Смерть смотрит ли на молодость, на силу,
Или на прелесть лиц?
Ах, в старости моей прекраснейших девиц
И крепких юношей я провожал в могилу!
Кто знает: может быть, что ваш и ближе час
И что сыра земля покроет прежде вас".
Как им сказал Старик, так после то и было,
Один из них в торги пошел на кораблях;
Надеждой счастие сперва ему польстило;
Но бурею корабль разбило, -
Надежду и пловца - все море поглотило.
Другой в чужих землях,
Предавшися порока власти,
За роскошь, негу и за страсти
Здоровьем, а потом и жизнью заплатил.
А третий - в жаркий день холодного испил
И слег: его врачам искусным поручили,
А те его до смерти залечили.
Узнавши о кончине их,
Наш добрый Старичок оплакал всех троих.




Примечания:

Впервые напечатана в «Московском зрителе», 1806 г., ч. II, февраль, стр. 70—72; написана в 1805 г. (см. прим. к басне «Разборчивая невеста»). Автографы: ПД 18 (I — 3 л., II — 6 л., III — 4 л.).

Первоначальная редакция этой басни, помещенная в «Московском зрителе» в 1806 г., впоследствии Крыловым многократно переделывалась, вплоть до издания 1825 г. Приводим здесь текст «Московского зрителя»:

Какой-то старичок развесть задумал сад.
«Пускай бы строиться — да как садить в те лета,?
Когда уже нога занесена из света??
Какой тут склад!
Ну, право, дедушка, ты дожил уж до детства:?
Не двести ж лет в твоем написаны веку!»
Так говорили старику
Три взрослых молодца из ближнего соседства —
И продолжали так, смеясь его трудам!
«Затеял дело ты не по своим годам,
А лучше б ты молился дома богу
Об отпуске грехам своим,
Да собирался б понемногу
Очистить место здесь другим;?
И замыслы свои, держась рассудка правил,
Для наших ты б ровесников оставил.
Лишь в нашем возрасте не бегают трудов,
С которых надобно полвека ждать плодов;
А в старости глубокой, хилой?
Приличнее всего знакомиться с могилой».
«Друзья!» смиренно им ответствует старик:
«К трудам от мягких я ногтей моих привык.?
Но часто не себе я только в век свой сеял,?
Не одного себя я в жизнь мою лелеял;
И труд тот был всегда по сердцу моему,
Где видел пользу я не мне лишь одному.?
Чему же вам дивиться???
Садя теперь, и той я мыслью веселюсь,
Что если тени сих деревьев не дождусь,?
То внук мой некогда их тенью прохладится.
Да льзя ли и за то ручаться наперед,?
Кто здесь из нас кого переживет:
Смерть смотрит ли на молодость, на силу
Иль на пригожство лиц?
Ах! сколько в старости прекраснейших девиц
И крепких юношей я проводил в могилу!..
Не смейтеся!.. а может быть,
Вам прежде моего лежать в земной утробе!..?
И может быть, на вашем сидя гробе,
Придется несколько зарей мне проводить».
Как напрорек старик, так точно после было;
Один из них в торги пошел на корабле;
Улыбкой счастие сперва ему польстило;
Но бурею корабль разбило:
Надежду и пловца,— все море поглотило;
Другой, за славою гонясь, в чужой земле
Пал в брани — в честь себе, а матери — к страданью;
А третий в жаркий день холодного испил
И занемог; быть может, жив бы был,
Но добрый врач его поторопил
Последнею природе данью.
Наш старичок на гробе их
Оплакал всех троих.



Добрая Лисица

«Демьянова уха». Гравюра М. Иванова с рис. И. Иванова